Распечатать

В оккупации 

В оккупации

   Огненная лавина войны докатилась и до нашего маленького хуторка Мостовской.
   Но в эти страшные дни в хуторе почти не осталось мужчин, многих с первых дней призванных в армию. Женщины, дети и старики жили в страхе, они боялись того, что надвигалось на них и от чего не было спасения. Днем работали в поле и на фермах, а темными, душными вечерами собирались небольшими группами и при свете ламп читали газеты или письма с фронта. Всё чаще слышались крики и плач то с одного дома, то с другого - это приходили конверты, а в них были краткие извещения: «геройски погиб» или «пропал без вести»… Таких конвертов боялись в хуторе больше всего. Я помню, как через наш хутор проходили беженцы, они шли и не знали, что их ждет впереди, но лишь бы подальше от немцев.
   Вскорости и мы увидели первых немецких солдат. Они появились на бронетранспортере в сопровождении автоматчиков-мотоциклистов. Мама в это время как раз испекла хлеб. Хлеб пришлось спрятать, но немцы почувствовали запах хлеба и заставили отдать. Затем согнали женщин и ребятишек на площади и  предупредили, что за укрывательство советских солдат, за порчу немецкого имущества, за неподчинение приказам командования – расстрел!
   Потянулись долгие, полные страха и унижения месяцы вражеской оккупации.
   У людей отбиралось все: молоко, яйца, заставляли ловить кур и резать свиней у кого еще были, и готовить им еду. Но чтобы не кормить оккупантов, люди прятали коров в камышах и там доили, выкапывали ямы и хоронили кур, под страхом смерти шли на все ухищрения, лишь бы не отдать врагу. Женщины прятали своих сыновей и дочерей подростков в стогах сена, в кучах хвороста, чтобы немцам не удалось угнать их в Германию. Но как же обидно было терпеть унижения и издевательства от своих хуторских односельчан, которые появились вместе с немцами в полицейском обмундировании. Они вели пропаганду: - Про Советскую власть забудьте! С ней Гитлер покончил. Людям запрещали собираться группами, вечерами ходить по хутору, зажигать свечи. И вот однажды до нас донеслись раскаты пушечной канонады. Из дома в дом пронеслось: « Наши идут». Через хутор потянулись немецкие обозы – оккупанты убегали. Какая это была радость трудно передать словами. Но до полной победы было еще далеко. А пока они должны были трудиться еще больше, все надо было начинать с начала, так как гитлеровцы разграбили колхоз полностью.
   Шестьдесят пять лет, живем мы без войны, трудимся в условиях мира. Но мы не можем забыть войну. Она живет в нас как память.

344010, г. Ростов-на-Дону, ул. Лермонтовская, 161

© Министерство труда и социального развития Ростовской области